Salone WorldWide Moscow

ФОКУС

Промышленное производство и миф о ремесленном производстве

Автор: Марко Романелли

Каждая эпоха порождает мифы и подпитывается ими до тех пор, пока они не будут развенчаны или не покажут свою несостоятельность. Если бы кто-то в далеком 1968 году осмелился раскритиковать несовершенство созданного ремесленником объекта, исключительную легкость выдувного стекла, внушительный вес керамического изделия, органическую природу плетеной соломенной шляпы, текущее интеллектуальное поколение было бы потрясено, возражая против создания вещей в промышленном масштабе (тысяч одинаковых изделий, готовых к выходу на рынок по всему миру).

Сейчас, сорок лет спустя, все перевернулось с ног на голову. Разговор о серийном производстве или демократии объекта, который «всегда идентичен самому себе», равносилен сквернословию. Внезапно оказалось, что вещи должны создаваться только ручным способом, или, по крайней мере, их финальная отделка или упаковка должна производиться вручную. Как будто теперь творческий замысел человека можно оценивать только с точки зрения производственного процесса, а не на основе эстетических/функциональных особенностей объекта. Подумайте, рискнули бы вы полететь на Луну в ракете ручной работы? Думаю, что пришло время проанализировать этот недавно созданный культурный стереотип, понять причины его существования, а также рассмотреть его преимущества и недостатки.

Хотя в основе недавней культурной травли промышленности, несомненно, лежат общие экологические и природоохранные ценности, в конечном итоге она привела к гораздо более серьезным идеологическим компромиссам. Западный мир считает регулируемое промышленное производство более «здоровым» (и менее загрязняющим окружающую среду), чем ремесленное производство, которое гораздо сложнее контролировать. Кроме того, первое, в отличие от второго, прекрасно сочетается с принципами, лежащими в основе теории дизайна, согласно которой «объект предназначен для всех», имеет четко определенную функцию и привлекательный внешний вид. Поэтому в основе любой производственной стратегии лежит политическая ценность наличия равных возможностей.

С другой стороны, недавнее неясное и скорее абстрактное прославление ремесленничества затрагивает множество вопросов, начиная от производственной санитарии и заканчивая токсическим воздействием производственных процессов на здоровье человека, псевдо-творческим подходом к процессу производства, а также ценами, растущими в геометрической прогрессии.

Сейчас необходимо провести различие между художественным мастерством, в котором создатель действительно контролирует весь процесс производства объекта, обладающего большой ценностью и человечностью, и столь широко распространенным в наше время «ремесленным мастерством», в котором повторяемость действий при создании объекта можно сравнить с чередой действий на сборочных линиях, а конечный результат будет лишь немного отличаться от других таких же объектов.

Я считаю, что при сравнении ремесленного и промышленного производств, которые были то демонизированы, то освящены, невозможно занять однозначную позицию. Было бы более разумно представить себе производственный мир, в котором могут счастливо сосуществовать как подлинно художественные объекты, созданные руками истинных мастеров, так и продукты сугубо промышленного производства. Подобные отношения могли бы включать семантические категории «уникальных» и «базовых» объектов. Истинные мастера занимались бы созданием «уникальных», радующих глаз произведений, в то время как «базовые объекты» – простые изделия, предназначенные для ежедневного использования в течение многих лет, – создавались бы промышленным способом.

Я уже не говорю о ситуациях (то есть о реальности и о тщательно охраняемом секрете «Сделано в Италии»), когда продукт создается промышленным способом, а затем «дорабатывается» с помощью ремесленных приемов.

С другой стороны, нелепые решения, созданные промышленным способом, при котором подделываются художественные детали настоящих, мастерски выполненных произведений, а также ремесленным способом, который оправдывает все и противоположность всему во имя качества предполагаемого художественного объекта, безусловно, достойны осуждения. В результате рынок наполняется бесчисленным количеством продуктов, которые лишь дезориентируют относительно истинной ценности (и, следовательно, стоимости) отдельных объектов.

Я считаю, что основным препятствием для нахождения сбалансированного решения относительно ремесленничества и промышленного производства является отсутствие базового параметра, который является непременным условием, т.е. культурой пользователя. Сколько людей все еще могут отличить выдувное стекло от прессованного? Сколько людей могут оценить тонкость и, следовательно, ценность фарфора по сравнению с обычной керамикой? Как всегда, все сводится к точности информации, с одной стороны, и образованию человека, с другой. Только свежий взгляд и эстетическая осведомленность могут помочь нам отличить оригинал от копии, придать правильную ценность вещам и осознать ценность предметов, которые были разработаны несколько лет назад, но все еще могут удовлетворять наши функциональные и психологические потребности и поэтому не нуждаются в замене.

По сути, в основе любого созданного человеком объекта, будь то продукт, созданный ремесленным способом, или продукт серийного промышленного производства, лежит некая история, и наша задача – оценить объект без каких-либо предубеждений, основываясь лишь на его истории.