ИНТЕРВЬЮ

Гэвин Манро (Gavin Munro)

Дизайнер

«Забавно, но чем более уважительно мы относимся к природному миру, тем легче и — что весьма полезно — быстрее идет развитие нашего проекта. Получается, каждый раз, когда мы требуем от природы чуть меньше, она дает нам чуть больше».


talks_Munro_00.jpg

По сути, Гэвин Манро — это дизайнер, сводящий воедино природу и искусство, заботу об окружающей среде и страсть к дизайну. Его проект «Full Grown» заключается в выращивании и формировании молодых деревьев с использованием специально разработанных пластиковых форм, с последующим прививанием и обрезкой для придания растениям очертаний различных предметов мебели. Таким образом, каждый из этих объектов оказывается уникальным и неповторимым, при том созданным в полной гармонии с природой.

На данный момент Манро и его команда вырастили ряд прототипов в полях Дербишира и ожидают в 2017 году урожай примерно из 400 разных образцов, включая столы, стулья и подвесные светильники, которые уже проданы в Интернете.

После изобретения методики для «Full Grown» Манро также сотрудничал с Мартеном Басом (Maarten Baas) и Гронингенским музеем (Гронинген, Нидерланды) в работе над удивительным проектом «Tree Trunk Chair», представленным на выставке Fuorisalone в 2016 году, — «путешествующим во времени» креслом из ствола дерева. Дерево посадили в саду музея, где оно будет расти еще 200 лет. Возле его ствола поместили специальную форму, над которой дерево будет расти и созревать, и только в конце установленного периода, через два столетия, форму уберут и кресло предстанет перед миром — словно письмо в бутылке из далекого прошлого. 

Ваша работа неразрывно связана с экологическим подходом к дизайну. Что Вас вдохновило на создание «Full Grown»?

Будучи еще маленьким мальчиком, я играл в саду и заметил заросшее дерево бонсай, форма которого мне отчетливо напоминала стул. Похоже, это стало началом любви всей жизни к поиску форм и текстур.

Несколько лет спустя я проходил операции по выпрямлению позвоночника, и у меня было достаточно времени, чтобы все обдумать. Нужно было подолгу оставаться неподвижным, а наша больница располагалась в лесу. Большие окна и уйма времени – идеальные условия для того, чтобы наблюдать за происходящим и размышлять о красоте природы, о доброте и компетентности медперсонала в таком чувствительном возрасте. 

Все более явными казались определенные физические и социальные связи между природным миром и эффективным сообществом больничной палаты. И к тому времени, когда я стал изучать проектирование мебели в университете, осознание этих связей переросло в интерес: «А что требуется для того, чтобы наполнить вещами наши дома и офисы?». И хотя принцип «форму определяет функция» абсолютно верен, стоит все же задаться вопросами: «Действительно ли нам нужен конкретный объект для достойной жизни? Как наличие этого объекта влияет на людей, производящих его? Каково воздействие на окружающий мир при добыче материалов?».

Расскажите, как происходит сбор «урожая» столов, стульев и абажуров? Каковы следующие этапы проекта?

О, дни уборки урожая восхитительны! Мы только что собрали первую партию подвесных абажуров и отправили заказы по всему миру. Также есть несколько пробных образцов 2007 года, уже готовых к шлифовке. Появляются первые модели стульев — еще слишком тонкие, чтобы на них сидеть, но уже достаточно развившиеся, чтобы увидеть в них то, к чему мы стремимся, и отправить их на выставки и в музеи. Следующие этапы — это доработка наших текущих проектов и создание новых образцов для начавшегося сезона. Мы продолжим работать в поле, обрезая деревья, ухаживая за почвой и занимаясь прочим садоводством.

В целом, речь идет о возведении специализированных ферм. Мы сейчас обсуждаем с партнерами из Германии возможность открытия нашей первой вспомогательной фермы в Европе.

Ваша кампания по финансированию «Full Grown» на Kickstarter получила большую поддержку. Вы ожидали, что она будет настолько успешной? Как думаете, приведет ли краудфандинг к переоценке отношений дизайнеров и общества, выделив последнему более активную роль? 

Я до сих пор немного удивлен всем этим. Было очень приятно видеть, как много людей хотят участвовать в проекте и солидарны с нами в отношении к природе. Сейчас мы исследуем перспективы краудфандинга для нашей первой специализированной дизайн-фермы.

Похоже, такой подход действительно сближает дизайнеров с общественностью и делает их отношения более дружескими. Подобная обратная связь отлично демонстрирует разницу между тем, что люди хвалят на словах, и тем, во что они готовы вложить реальные деньги.

Как изменился, с точки зрения дизайнера и ремесленника, Ваш подход к проектам от необходимости уважительно относиться к природе и учитывать ее медленные темпы развития? Как это повлияло на Вас как личность? 

«Забавно, но чем более уважительно мы относимся к природному миру, тем легче и — что весьма полезно — быстрее идет развитие нашего проекта. Получается, каждый раз, когда мы требуем от природы чуть меньше, она дает нам чуть больше».

Если говорить о личном развитии, такая деятельность позволяет чувствовать себя сопричастным и благодарным: неважно, чего мы достигли как вид, мы по-прежнему всецело зависим от 15 см почвы и дождей. Я испытываю, с одной стороны, удовольствие от возможности быть настолько близко к земле, а с другой стороны — ужас от того, как сильно и бесполезно мы во многом вредим природе, которая поддерживает нас.

Вы хотели бы разделить свои навыки с большой компанией или предпочитаете считать себя вольной птицей? 

Мы были бы рады работать с подходящими компаниями, ведь цель состоит в том, чтобы распространить данную концепцию. С самого начала мы развивали культуру сотрудничества, за прошедшие годы образовалась сплоченная команда единомышленников, костяк компании «Full Grown».

Как, по Вашему мнению, будет развиваться мир дизайна в связи с всё более актуальной и неотложной потребностью в устойчивом развитии? Что уже изменилось, а что еще нужно изменить? 

Ну, с учетом нынешнего климата, я очень надеюсь, что нам не придется снова разбираться в каменных топорах!

Мы больше не сможем полагаться на дешевую нефть, сырье и рабочую силу. Большая проблема заключается в решении вопроса неравенства и реальной стоимости нашего образа жизни.

Мне кажется, пока что мы часто ограничиваемся лишь словами об экологической устойчивости. Я верю, что у дизайнеров хватит творческих способностей правильно реагировать на изменения окружающей среды, — вопрос в том, сможем ли мы сделать это достаточно быстро... Довольно сложно принимать во внимание все факторы устойчивого развития, потому что наша жизнь не особо-то предназначена для этого и необходимые изменения кажутся нам очень трудными. Я склоняюсь к мысли, что один из важнейших факторов — это время. У нас его недостаточно, и мы покупаем вещи, чтобы как-то компенсировать это. Хотел бы я трех- или четырехдневную рабочую неделю!

Что действительно нужно поменять, так это то, что наша экономика основывается на показателях роста, а не на том, насколько хороша жизнь каждого человека. С точки зрения дизайна: лучше меньше объектов, но более качественных.

А если посмотреть с другой стороны, что изменилось для потребителей? Вы можете сказать, исходя из собственного опыта, что они ожидают от дизайна и как они приняли концепцию устойчивого развития в отношении своих домов? 

Мне кажется, потребители становятся более осознанными и при этом у них есть довольно широкий выбор. Мы начинаем понимать, что фактически не платим полную цену за то, что потребляем. Продукты питания и одежда сегодня являются наилучшими примерами с точки зрения понимания того, каковы реальные последствия наших покупок: предприятия с нечеловеческими условиями труда, химические удобрения, чрезмерное использование пластмасс на нефтяной основе, неэкономичный транспорт и упаковка. 

Поделитесь своим отношением к собственному дому. Можете ли Вы назвать жилое пространство своей зоной комфорта?

К счастью, мы живем в небольшом сообществе, где весь город является зоной комфорта. Я очень люблю свой дом, однако я склонен к затворничеству. Сейчас особенно приятно слушать стук капель дождя по окнам и треск огня в камине, у которого безмятежно свернулась наша красавица-собака.

Не могли бы Вы описать свое рабочее место? Как оно организовано, что Вам необходимо, чтобы сосредоточиться? 

Наше рабочее место — это смесь сада, виноградника и скульптурной мастерской. Вот где в игру вступает настоящая красота! В прошлом году мы принимали первую семью птиц, поселившуюся в одной из скульптур. 

Самое необходимое — это хорошие чистые и острые секаторы и внимательная команда. А главный навык — быть в нужное время в нужном месте, чтобы сформировать каждую ветвь. Что касается концентрации, я должен выбрать между страхом и любовью. Оба этих чувства, безусловно, фокусируют внимание.

Есть ли в Вашем доме или в Вашей студии объект, с которым Вы никогда бы не смогли расстаться? 

Я не уверен в этом, но у меня есть отличные кухонные ножи и блюдо с нашей свадьбы. Мне было бы грустно их потерять. Но, конечно, тяжелее всего далось бы расставание с замечательными людьми, которые меня окружают.

Каковы Ваши планы относительно «Full Grown» на ближайшие несколько лет? 

Задачи на ближайшие несколько лет — это распространение нашей идеи, совершенствование применяемой технологии, развитие нашей прекрасной команды и создание первой крупномасштабной мебельной фермы.

 

  • talks_Munro_01.jpg
  • talks_Munro_02.jpg
  • talks_Munro_03.jpg
  • talks_Munro_04.jpg
  • talks_Munro_05.jpg